НЕ СТАЛО ЛЮБИМОГО КОМАНДИРА

Рыбальченко Александр Степанович

Рыбальченко Александр Степанович

25 ноября 2019 г. после продолжительной болезни на 82-м году жизни в г. Киеве скончался подполковник в отставке  Рыбальченко Александр Степанович. Коренной киевлянин А.С. Рыбальченко родился 24 декабря 1937 г. в рабочей семье. После окончания школы с золотой медалью попал в первый набор специалистов по ракетному вооружению Черноморского высшего военно-морского училища имени П.С. Нахимова. Служил на Краснознамённых Тихоокеанском и Северном флотах, внёс конкретный личный вклад в создание ракетно-ядерного щита Отечества, участвовал в испытаниях ядерного оружия на Новой Земле.

В Киевском высшем военно-морском политическом училище Александр Степанович прослужил вроде бы недолго (с 1974 по 1979 гг.), но сделать успел многое и след о себе оставил яркий и сугубо положительный. Выпустил первую роту пятого выпуска и вторую роту седьмого, к тому же ещё набрал по роте 1979 и 1981 годов выпуска. Причём каждой из выпущенных рот командовал всего по одному году, но умел с ходу завоёвывать непререкаемый авторитет и большое уважение у курсантов, показывая им личный пример дисциплинированности в службе и быту. Все выпускники КВВМПУ, к воспитанию которых А.С. Рыбальченко был причастен, запомнили его человеком кристально честным, добрым и порядочным, справедливым и умеющим слушать и слышать людей в сочетании с лучшими командирскими качествами.

Кроме того, А.С. Рыбальченко  родному городу ещё принёс пользу, отслужив военпредом на заводе «Славутич» и на гражданских должностях в НИИ онкологии и радиологии.

Приносим искреннее соболезнование родным и близким Александра Степановича и горько скорбим по такой тяжёлой утрате.

Светлая ему память.

Настоящий Севастополь. Николай Краснолицкий: «Судьба города – быть на острие событий»

На площади Лазарева, напротив магазина «Черноморочка», растут две сосны, к которым севастопольцы давно привыкли, как к неотъемлемой части пейзажа. А вот директор Севастопольского художественного музея Николай Краснолицкий помнит, как они там появились.

Эти деревья примерно 55 лет назад посадил его брат.

Эти деревья примерно 55 лет назад посадил его брат.

Белые бескозырки и белые камни

В те годы семья Краснолицких жила в самом центре Севастополя, на площади Лазарева. Николай Иванович хорошо помнит уютный двор, в котором на ночь смело оставляли сушиться белье, только недавно отстроенную после войны белоснежную Большую Морскую и кинотеатр «Победа», куда любили бегать мальчишки и где, как и в транспорте, не было никах контролеров — бросай деньги, отрывай билет и проходи. А еще он помнит многих своих соседей, в числе которых был генерал Лебедь — дядя того генерала Лебедя, который в 1996-м боролся за президентское кресло, а в 2002-м, будучи губернатором Красноярского края, трагически погиб в расцвете сил.

— Генерал Лебедь руководил строительными войсками Черноморского флота, восстанавливал Севастополь, а потом стал заместителем главкома строительных войск ВМФ. У него было два сына, одного из которых тоже звали Колей. Сам я этого не помню, но брат рассказывал мне, как генерал иногда, приходя со службы, брал меня на руки и говорил — Коля, не будь таким разгильдяем, как мой старший!

Севастополь тех лет был очень маленьким и помещался практически в границах центрального кольца. За площадью Ушакова простиралась степь, за центральным рынком, если не считать расположения бригады катерников, тоже. Ни проспекта Острякова, ни Стрелецкой, не говоря уже о каких-нибудь Летчиках. Первые троллейбусы были восприняты как сенсация и запомнились на всю жизнь, тем более что транспорта на улицах было совсем немного. Не город, а большой гарнизон, где если не все, то почти все друг друга знают.

Дед Н.Краснолицкого

Дед Н.И.Краснолицкого

В марте 1961-го Краснолицкие перехали в новую квартиру на Корабельной стороне, в апреле в космос полетел Юрий Гагарин, а в сентябре этого же года первый космонавт мира вместе с Никитой Хрущевым приехали в Севастополь, где приняли участие в посадке аллеи на Малаховом кургане. После этого был дан салют, который мальчику тоже хорошо запомнился.

Малахов курган вообще был крайне интересным местом: вся земля здесь была буквально усыпана ядрами, оставшимися с первой обороны Севастополя, и остатками боезапаса времен Великой отечественной.

Отец, Иван Краснолицкий, 1941 г.

Отец, Иван Краснолицкий, 1941 г.

— Там ведь был просто пустырь за городом, иначе бы во время войны на Малаховом кургане не стояла батарея. Поэтому ядра так и лежали неубранными. Большие, маленькие — поначалу это было интересно, а потом — ничего особенного, железяка и железяка. Помню хвост немецкого самолета, который торчал из земли по соседству с нашим домом. Много было и пороха. Игрались с ним практически все: искали, находили, выкапывали, бросали в костер. Среди моих ровесников и друзей, к счастью, никто не пострадал — мы всегда бросали аккуратно и со знанием дела (смеется). А вообще-то случаи были разные.

 

Коля Краснолицкий, школьные годы

Коля Краснолицкий, школьные годы

На открытии вечного огня в центре Севастополя 9 мая 1973 года Николай Краснолицкий нёс комсомольский флаг. До окончания школы было совсем немного времени – детство оставалось позади, нужно было решать, как жить дальше.

Город тоже рос и развивался. Только на Севморзаводе, который в середине 60-х приступил к серийному выпуску 100-тонных плавкранов, работало около 30 тысяч человек. Росли и другие предприятия. А в бухте стояло несравнимое с сегодняшним число военных кораблей: говоря словами моего собеседника, Севастополь был городом бескозырок и белых камней.

— Только в одном учебном отряде на Корабелке было пять тысяч человек, да плюс на каждом крейсере примерно тысяча. И когда они шли в увольнение, город наполнялся белыми бескозырками. Тот флот и тот город можно увидеть в фильме «Увольнение на берег», в котором сыграл Владимир Высоцкий. Снимался фильм на крейсере «Кутузов», который тогда стоял в Севастополе. И сегодня смотреть его достаточно интересно.

Как сложилась судьба его тезки-«разгильдяя», сына генерала Лебедя, Николай Иванович не знает. А вот сам он пошел по стопам отца. Тот был военным моряком, во время войны находился в блокадном Ленинграде.

После победы его, успевшего до начала войны получить журналистское образование, направили на работу в Николаев, где они с женой прожили до 1949 года, а затем — в Севастополь.

Иван Краснолицкий стал редактором корабельной газеты, выходившей на крейсере «Керчь», который был передан СССР после раздела союзниками итальянского флота, а затем был переведен на работу в политуправление ЧФ.

Здесь, в Севастополе, они с женой и прожили до конца своих дней.

А вот их сыну, родившемуся в 1956 году в единственном городском роддоме № 1, пришлось расстаться с любимым городом на довольно продолжительное время.

Трудный путь домой

Поначалу, окончив Киевское высшее военно-морское политическое училище, Николай Иванович был направлен в Севастополь, где проходил службу на крейсере «Ленинград».

— Ветераны флота прекрасно помнят два замечательных вертолетоносца – «Москва» и «Ленинград». Сейчас их уже нет — оба порезаны на металлолом. Потом была служба на других кораблях, которые тоже не дожили до наших дней. А потом, в декабре 1982 года, судьба забросила меня в Баку, где я возглавил комсомол Каспийской флотилии – самостоятельной структуры, которая напрямую подчинялась Москве. Проработал там почти пять лет — стал членом ЦК комсомола Азербайджана, членом бакинского бюро горкома… В общем, была бурная комсомольская жизнь. В 29 лет меня назначили начальником политотдела Астраханского морского гарнизона – это уже была работа более серьезная и самостоятельная. Часть гарнизона находилась в самой Астрахани, а часть – на острове в Камызякском районе. Сейчас этот район знают все, кто интересуется КВН, потому что появилась команда КВН из Камызяк (смеется). На острове были и детский сад, и жилой фонд, и объединенные центральные военные склады – военные знают, что это такое. Плюс все работающие на острове гражданские структуры «замыкались» на нас, военных. Жизнь на острове вообще имеет свою специфику: например, весной, когда идет ледоход, там примерно на неделю прерывается сообщение с берегом. Одним словом, скучать не приходилось: все вопросы, начиная от работы детского сада и заканчивая отоплением в домах, решали мы. И среди ночи меня поднимали, и разные экстренные ситуации случались. Там я тоже прослужил около пяти лет, а затем начался «черный январь» в Баку, и руководство решило, что никто, кроме меня, возглавить находящуюся там десантную бригаду не может.

 

Николай Краснолицкий курсант КВВМПУ

Николай Краснолицкий курсант КВВМПУ

Межнациональный конфликт в Азербайджане стал первым кровавым конфликтом на территории бывшего СССР. Но на тот момент СССР еще не был бывшим – более того, такой поворот сюжета большинство людей сочло бы фантастикой. Николай Краснолицкий стал одним из тех, кто первым взглянул в лицо этому мрачному  будущему.

 Я приехал в Баку уже после того, как самая большая кровь уже пролилась. В республике было введено чрезвычайное положение, на дорогах стояли заставы с бронетехникой. Такого в СССР еще нигде не видели. Как перекрываются дороги, что такое комендантский час – все это мы проходили первыми. Привозить с собой семьи нам запретили, и с марта по август я жил в Баку один – впрочем, как и все остальные офицеры. А в августе 1990 года нам разрешили перевезти близких, и там мы с семьей жили до самого развала СССР. Спокойной обстановка не была. По городу свободно разгуливали люди с автоматами, а после событий августа 1991 года все стало еще сложнее: из Москвы поступали крайне противоречивые директивы, а националисты ждали удобного случая, чтобы дестабилизировать обстановку еще больше. На какое-то время установилось непонятное двоевластие – одни еще не ушли, другие – не пришли… А в январе 1992 года, когда СССР уже перестал существовать, руководство Азербайджана собрало начальников наших соединений и предложило остаться служить в Баку. Тем, кто не уедет, обещали оставить квартиры, обеспечить хорошие условия жизни и работы, рассказывали, что Баку обладает большими экономическими возможностями… Но практически все отказались. Я уехал в марте, эскадра ушла из Баку в мае. Осталось всего несколько человек – кто-то решил служить на Каспийской флотилии, кто-то — в училище им. Кирова. Но судьба их незавидна: максимум через год националисты всех их со службы убрали.

Путь Николая Ивановича на родину был непростым. Сначала пришлось остановиться в Херсоне, где жили родственники – больше ехать было некуда. Оставив там семью, он поехал в Севастополь, к бывшим сослуживцам, и вскоре благодаря их поддержке приступил к службе в составе Гидрографической службы ЧФ.

— Мне довелось пожить в разных городах — не побывать, а именно пожить, это разные вещи. Почти семь лет в Баку, почти пять — в Астрахани, более четырех — в Киеве. В Киеве я женился, в Баку и Астрахани у меня родились дочери. То есть все это города, с которыми связана часть моей жизни. И города неплохие, поэтому мне есть с чем сравнивать. Но где бы я ни жил, всегда мечтал вернуться в Севастополь — даже мысли не было где-то остаться навсегда. Хотя в Севастополе тоже все было непросто. Приезжая сюда в 70-х-80-х, я видел, что развитие города идет по нарастающей. А с начала 90-х все изменилось. Приезжаешь — вроде бы и сделано много, и город сильно вырос, новые микрорайоны появились, людей стало больше. Но ощущение такое, что все пошло как-то наперекосяк. И улицы стали не те, и душевное состояние у народа не то. Люди просто выживали, и ничего хорошего в этом не было. Плюс украинизация, дележка флота… И с каждым годом, казалось, дела шли все хуже и хуже. Но я все равно был очень рад, что вернулся, что здесь остался российский флот.
Верили ли мы, что Севастополь когда-нибудь вернется в Россию? Нет. Надеялись — да, но это все было очень и очень призрачно. Но мы точно верили, что наш флот никогда не уйдет из Севастополя и всегда будет островком России в Крыму. И не просто верили, но и работали над этим.

 

«Министр» флотской культуры

На вопрос о том, как складывались отношения между российским и украинским флотами, Николай Иванович отвечает — по-разному.

— Все зависело от людей, которые возглавляли флоты. Например, между Комоедовым и Ежелем были добрые, хорошие отношения. Благодаря этому и на низших уровнях все складывалось нормально, даже несмотря на то, что от украинской стороны власти все время требовали поддержания некоторой напряженности. Потом пришли другие начальники — не буду называть их фамилии — и отношения обострились. Причем обострились до такой степени, что люди даже не могли стоять на одной трибуне. Все было по-разному, и очень многое зависело от людей. Здесь, в Севастополе, тоже было не слишком спокойно, но я, приехав сюда, сразу сказал своим – ребята, у вас дело до войны не дойдет, даже не сравнивайте с тем, что было в Баку. Поскольку жить было негде, семья оставалась в Херсоне. Но спустя некоторое время мой сослуживец, ныне директор Морской библиотеки Леонид Михайлович Щербаков помог мне и в этом вопросе. Как раз в то время командующий ЧФ Игорь Владимирович Касатонов своим решением создал из бесквартирных офицеров так называемые МЖК — бригады, которые строили себе дома. И я уже в звании капитана второго ранга 2,5 года работал бригадиром монтажников-высотников. Работали в три смены, в том числе и по ночам, построили за это время четыре дома, в одном из которых мы живем и сейчас. Спасибо огромное за это Игорю Владимировичу и всем, кто мне помог, потому иначе ситуация была бы безвыходной. С тех пор я считаю своим праздником не только день ВМФ, но и день строителя…

Спустя некоторое время служба продолжилась уже в управлении воспитательной работы: с 1998 по 2006 год под «крылом» Краснолицкого находилась вся флотская сфера культуры.

 Командующий ЧФ в шутку называл меня министром культуры. По поручению руководителя управления контр-адмирала Валерия Осякина я занимался связями с государственными структурами, общественными организациями, церковью, курировал работу наших творческих коллективов… Было ли сложно? Сложно – это очень мягко сказано. В театре или ансамбле каждый – творческая личность, профессионал высокого уровня. И, естественно, такие люди требуют особого к себе отношения. Скажу, не хвастаясь: именно на это время пришелся период расцвета всех флотских творческих коллективов. Это происходило не благодаря мне, а благодаря тому вниманию, которое им уделяло командование. Владимир Петрович Комоедов, Владимир Васильевич Масорин и сами были людьми неравнодушными, и других ориентировали на такую же работу. Благодаря их вниманию расцвели и театр, и ансамбль песни и пляски, и Дом офицеров, где появился прекрасный коллектив «Андреевский флаг». А на базе Матросского клуба вырос самобытный театр народной песни «Подворье». Это были сильные коллективы, которыми гордился не только флот. Вокальная группа ансамбля «Андреевский флаг», например, по решению тогдашнего министра обороны Сергея Иванова сопровождала встречу Путина и Берлускони на крейсере «Москва». Частым нашим гостем тогда был Юрий Лужков, при поддержке которого в Севастополе строились и дома для военных, и детский сад, и школа. И каждый раз он лично приезжал на их открытие и привозил с собой звезд. С кем из них я только не познакомился в эти годы! Чаще всего, конечно, приезжал Иосиф Кобзон. Но и наши коллективы работали с приезжими звездами на равных. То есть жизнь у флотской культуры была очень бурная и плодотворная!

 

Светлая полоса закончилась с назначением на пост министра обороны Анатолия Сердюкова. В результате сокращений штатов учреждений, констатирует собеседник, многое было загублено на корню. Практически чудом удалось спасти даже Морскую библиотеку, директором которой Николай Иванович являлся с 2006 года.

— В 2008 году сотрудники библиотеки пережили три предупреждения о сокращении. И, наконец, в начале декабря поступила директива Министра обороны о том, что в Морской библиотеке должно остаться два человека. Можете себе представить: здание площадью 1600 квадратных метров, 250 тысяч томов, из них 30 тысяч раритетных и коллекционных, и на все это — два человека. Вот так тогда принимались решения — бездумно, без всякого индивидуального подхода, без учета предложений с мест. Ведь никогда бы командующий флотом не предложил сделать такое с библиотекой, которая была основана адмиралами Грейгом и Лазаревым и к 2008 году просуществовала уже почти 190 лет!

Когда реальная история круче легенды

Времени на то, чтобы отменить безумную директиву, оставалось совсем немного, а приближающиеся новогодние праздники делали его запас еще меньше. Действовать нужно было очень быстро. К счастью, идиотизм сложившейся ситуации осознавали многие здравомыслящие и активные люди. В защиту библиотеки выступили бывшие командующие ЧФ — Касатонов, Масорин, Комоедов. Письмо на имя Сердюкова подписали Юрий Лужков, ректор МГУ Садовничий, Никита Михалков, депутат Госдумы Михаил Ненашев… Очень весомую роль, по словам Краснолицкого, сыграла и позиция адмирала Геннадия Александровича Сучкова, на тот момент – советника министра обороны.

— В конце концов ставки были сохранены, и сейчас Морская библиотека отметила уже 195-летний юбилей. А могла и погибнуть в мирное время, хотя до этого пережила две войны и две эвакуации. Погибнуть по чистой глупости, бездумности и бездарности людей, принимающих решения. И развал грозил не только армейской культуре – существенные удары наносились и по военному образованию, и по медицине, и по другим жизненно важным сферам. Когда министр обороны говорит, что стране не нужно военное образование, потому что молодые люди могут учиться на военных кафедрах в гражданских вузах, — что это, как не идиотизм? Как можно подводника, летчика, ракетчика обучить в гражданском вузе? Слава Богу, случилось какое-то чудо и этот ужас был остановлен. И спасибо всем сотрудникам библиотеки, которые мужественно выдержали тот год. Они верили, что мы библиотеку сохраним, и работали без паники. И мы ее сохранили!

 

О Морской библиотеке, директором которой он оставался до 2015 года, Николай Иванович говорит, как о своем любимом детище. Да он, собственно, своего пристрастия и не скрывает.

— Мне кажется, у Морской библиотеки на роду написана ее драматическая судьба. Несколько раз она оказывалась между жизнью и смертью. Здание, открывшееся в марте 1844-го, в декабре этого же года сгорело. А средства в него были вложены огромные! Лазарев опять собирает деньги, обращается за помощью к царю, и здание строится заново. Внутри — мебель из красного дерева, при входе – мраморные сфинксы. Во время первой обороны Севастополя оно было разграблено, вывезенные французами сфинксы сейчас стоят в саду Тюильри в Париже. В 1855 году здание опять сгорело. Новое было построено на улице Екатерининской, где сейчас находится правительство Севастополя. В 1941 году разрушают и его. Библиотека уезжает в Поти, оттуда возвращается сначала на Корабельную сторону, затем — в центр города и, наконец, в то здание, которое занимает сейчас. История бурная, как и история самого Севастополя. Это же только рассказывать легко, а представьте то время и тех людей, которые занимались эвакуацией. Что такое запаковать 200 тысяч книг в условиях войны? А потом куда-то все это вывезти, как-то все организовать… И делали это в основном женщины.

В музее им. М.Крошицкого

В музее им. М.Крошицкого

 

Непростая судьба выпала и Художественному музею, который Николай Иванович возглавил в 2015 году. Самая драматичная часть этой истории связана с именем Михаила Крошицкого, которое музей носит сейчас. Крошицкий буквально спас коллекцию, сумев вывезти из Севастополя сто ящиков с произведениями искусства. Причем многие из этих ящиков им же были и сколочены.

— Он несколько суток сидел с ними на пирсе, дожидаясь возможности попасть на какой-нибудь корабль, а жена приносила ему на пирс обеды и ужины. И наконец в тот момент,  когда ее не было рядом, командир одного из военных кораблей дал Крошицкому полчаса, чтобы загрузить ящики на борт. Крошицкий не успел предупредить жену, что уезжает, а она, придя в очередной раз, искала его на пирсе. Позже он узнал, что часть его семьи погибла, и до конца жизни казнил себя за это. Сам он вместе с ящиками странствовал по стране 13 месяцев — попал сначала в Батуми, затем в Тбилиси, Баку, Туркмению, Таджикистан… И только через год и один месяц оказался в Томске, где его вытащили из вагона практически полуживым. Он спас почти 1300 произведений искусства, а Морская библиотека вывезла около 30 тысяч изданий из 200. Но в основном это был коллекционный и редкий фонд, главная гордость библиотеки. Говорили, что огромное число ящиков с книгами было закопано где-то в районе площади Нахимова. Насколько это так, вопрос другой, но есть в Севастополе такая легенда…

«Севастополь – город специфический»

В декабре 2013 Николай Иванович сказал сотрудникам Морской библиотеки, что приближаются события, к которым нужно быть готовыми.

 Мне сразу вспомнился Баку. Поэтому я собрал всех и сказал: история Севастополя показывает, что город ни за что не останется в стороне от происходящего. Я верю, что судьба есть не только у людей, но и у городов. И Севастополь, сказал я, обязательно окажется на острие событий. Так и вышло. Тогда у нас все получилось, ну а потом наступила эйфория. Ощущение было такое, что мы долго бежали к цели, и вот она – теперь все будет хорошо, можно расслабиться. И в этой эйфории мы что-то упустили.
Что касается сегодняшней ситуации… Конечно, к нам приехали грамотные люди со всех концов России, они хорошо знают российские законы и наверняка желают городу добра. Но они не знают его специфики, его традиций, не понимают многих нюансов. Этому нельзя научиться. И это создает некоторую  напряженность. Я ни на миг не сомневаюсь в том, что мы в 2014 году сделали правильный выбор. Я офицер Черноморского флота, который никогда не присягал другой стране. Но мне хочется, чтобы к Севастополю было немного другое отношение. Это специфический город, и его нельзя равнять с другими. Ни один другой российский город, кроме, может быть, Москвы, Ленинграда и Сталинграда, столько раз не звучал на весь мир.  И сейчас люди не понимают — почему в исполнительной власти города практически нет севастопольцев? Ведь здесь живут нормальные, грамотные, высокообразованные люди. И хотя бы на уровне руководства управлений должны работать местные жители. Нужно подтягивать  этой работе местные кадры, учить их – они знают город, они подскажут, как лучше в том или ином случает поступить. 

Одной из ошибок последних трех лет директор Художественного музея считает слишком короткий адаптационный период:
— Крым сейчас находится под особыми санкциями: сюда не хочет приходить крупный капитал, мы не можем так же, как другие регионы, проводить конкурсы, у нас множество других особенностей. Поэтому я считаю, что нельзя было торопиться с упразднением должности министра по делам Крыма и Севастополя. Нужно было сохранить и Крымский федеральный округ — хотя бы дождаться, когда появится мост, чтобы экономические условия хоть как-то изменились.

Говоря об изменениях в облике любимого города, Николай Иванович разделяет печаль практически всех горожан. Хотя есть и то, что многим кажется нормальным и привычным, а вот человека, родившегося и выросшего в центре Севастополя, возмущает:

 Ни в коем случае нельзя было в украинские времена так издеваться над Большой Морской. Я уже не говорю про стеклянный саркофаг, который перерос Покровский собор – просто посмотрите на первые этажи зданий. Это сделала не нынешняя власть — нет, это началось гораздо раньше, при Украине. Но центр города требует более бережного к себе отношения. У нас уникальная архитектура, наш город не похож ни на один другой, поэтому нужно стараться сохранить его именно таким.
Как директор музея, не могу не сказать о проблеме расширения музейных площадей и создании выставочного зала. Он необходим музейщикам так же, как концертный зал оркестрантам. И в Москве, например, есть Манеж, в котором выставляются все. У нас же в городе два музея федерального значения, Художественный музей с 10 тысячами единиц хранения,  а выставочного зала нет. И на своих площадях я могу выставить лишь 7-8 % фондов. И, конечно, Севастополь всегда славился своей чистотой. В семь утра уже заканчивались уборка улиц и полив. Чистота и культура – вот чего не хватает сегодня Севастополю. Даже в послевоенные годы, несмотря на трудности, это был город цветов. В этом году тоже много клумб, и людей это очень порадовало, да и дороги все-таки начали делать. Положительные тенденции заметны, и за это спасибо большое.  Но и негативных моментов много. Нам еще очень многое предстоит исправить, в том числе и такого, что началось в украинский период…

Но хватит о грустном, тем более что в жизни самого Николая Ивановича царствуют тенденции исключительно позитивные. У него три взрослые дочери, у каждой из которых счастливая и благополучная семья, и пять внуков – три мальчика и две девочки. Скоро появится шестой, пол которого пока неизвестен. Вся эта большая семья живет в Севастополе, причем живет дружно и хорошо. И все, что остается автору материала в такой ситуации, — это пожелать, чтобы так продолжалось и дальше.

Ольга Смирнова
фото из архива главного героя публикации и из открытых источников интернет

P.S. В апреле 2018 г. Николай Иванович Краснолицкий назначен начальником Главного управления культуры Правительства Севастополя

Скончался выпускник КВВМПУ 1978 года В.И. Телин

Телин Владимир Иванович

Телин Владимир Иванович

13 ноября 2019 г. на 63-м году жизни в г. Балашихе после тяжёлой продолжительной болезни скончался капитан 1 ранга в запасе Телин Владимир Иванович. В.И. Телин  родился 21 января 1957 г., продолжил династию политработников ВМФ. Учился всегда на отлично, окончив среднюю школу (1974), Киевское высшее военно-морское политическое училище (1978) и Военно-политическую академию имени В.И. Ленина (1988) с золотыми медалями. Офицерскую службу проходил на Краснознамённом Северном флоте в составе 3-й флотилии и 9-й эскадры подводных лодках. Завершил военную службу в должности начальника военно-политического отдела – заместителя командира 7-й дивизии подводных лодок.

Во время учёбы в КВВМПУ В.И. Телин  возглавлял вокально-инструментальный ансамбль  второго батальона училища. Творческие связи сохранял всю свою жизнь, не раз собирая музыкантов ансамбля с разных флотов на репетиции. Завершающий концерт дал на встрече однокашников по случаю 40-летия выпуска из КВВМПУ.

Светлая память и аплодисменты Владимиру Ивановичу.

Новая потеря первого выпуска

Капитонов Александр Фёдорович

Капитонов Александр Фёдорович

14 ноября 2019 г. после тяжёлой продолжительной болезни на 73-м году жизни в подмосковной Коломне скончался капитан 1 ранга в отставке Капитонов Александр Фёдорович. А.Ф. Капитонов из первого выпуска Киевского высшего военно-морского политического училища. Служил на надводных кораблях и подводных лодках Краснознамённого Тихоокеанского флота, а после окончания в 1980 г. Военно-политической академии имени В.И. Ленина получил назначение на Краснознамённый Северный флот. Служил на 3-й и 11-й флотилиях подводных лодок. Александр Фёдорович стал первым замполитом первого экипажа головного атомного подводного ракетоносца 667БДРМ проекта «К-51». Закончил военную службу в должности начальника военно-политического отдела – заместителя командира 17-й дивизии подводных лодок. Его ратная служба отмечена орденом «За службу Родине в ВС СССР» III-й степени и рядом медалей.

После увольнения в запас А.Ф. Капитонов переехал в г. Коломну, где более двух десятилетий руководил ЖЭУ в Колычёво, самом густонаселённом микрорайоне Московской области.

Светлая ему память.

Новая книга стихов выпускника КВВМПУ 1977 года Николая Петровича Тулаева

В московском книжном издательстве «Торговый дом «Абрис» вышла новая книга стихов выпускника КВВМПУ 1977 года Николая Петровича Тулаева.

Сборник стихотворений Николая Петровича Тулаева представляет читателю его избранные поэтические произведения, написанные в 1972–2019 гг. В них отражены мысли и настроения автора, как в годы молодости, так и с высоты прожитых лет.

Я не случайно сопроводил это обращение двумя своими фотографиями. С одной смотрит юноша, пытливо всматривающийся в завтрашний день, где для него «открыты двери в большие синие моря» любви, надежд и свершений, а с другой — умудрённый опытом побед и поражений человек, подводящий итог плавания по морям своей жизни.

Надеюсь, прочитав сборник, читатель согласится с моим решением, легко заметив, что он составлен из стихотворений и поэмы, написанных не только в разные периоды моей жизни, но и в абсолютно несхожие исторические эпохи. Между этими этапами моего поэтического творчества пролегло время длиною в полвека.

Самое интересное, что получилось это не специально, а по естественным причинам.

Почему? Ответ у меня неоднозначный. Наверное, главное заключается в том, что я никогда не считал себя профессиональным литератором и в отношении к своей поэзии исходил из знаменитого предупреждения А. Межирова, что «До тридцати поэтом быть почетно, но срам кромешный — после тридцати…», таково правило, «и смертным надлежит его блюсти».

Конечно, была и другая, более объективная причина такого длительного творческого перерыва. Все эти годы я находился в круговороте великих исторических событий конца XX — начала XXI века. Политическая деятельность полностью поглотила мои мысли и чувства. Это было время практических действий, как в личном, так и общественном отношении. Время для раздумий и осмысления переживаемых страной и каждым из нас событий пришло только в последние годы, когда большое стало видно на расстоянии, как когда-то сказал С. Есенин.

Вырвавшись из повседневной вовлеченности в политическую борьбу, я, видимо, освободил своё сердце и душу для поэзии, и во мне вновь зазвучали стихи.

Полностью разделяю мысль А. Вознесенского о тайной природе поэтического творчества, которую нам никогда не разгадать, ибо «стихи не пишутся, случаются. Не написал, случилось так». Вот и я не знаю, почему так случилось, что под закат своей жизни «Я вновь пишу, и это чудо!».

Все эти пояснения я сделал для того, чтобы читатель увидел развитие моего творчества и меня самого как представителя своего поколения в контексте двух исторических эпох.

В стихах трудно быть неискренним, если они пишутся не на заказ, а от сердечной муки, от душевной боли, от непреодолимого желания исповедоваться перед собой и миром.

Я ничего не стал исправлять в своих ранних стихотворениях и, прежде всего, в поэме «Комментаторы революции». Сегодня я бы, наверное, написал не так и не то. Многое понято и переоценено в себе и в нашей общественной жизни, это нетрудно увидеть в стихах последнего десятилетия, но ведь в этом и весь замысел моего «Избранного»: рассказать «о времени и о себе» откровенно и без прикрас.

Надеюсь, что мой скромный поэтический опыт — говорю это искренне, ибо никогда не питал особых иллюзий насчёт своего дарования — поможет кому-то из тех, кто идёт нам на смену, понять нас и Россию на крутом переломе её исторической судьбы.

Николай Петрович Тулаев

Капитан 1 ранга А.Н. Палий назначен заместителем командующего Балтийским флотом по военно-политической работе.

Палий Андрей Николаевич родился 13 февраля 1971 г. в г. Киеве УССР в семье курсанта, в дальнейшем выпускника КВВМПУ 1974 г. Палия Николая Павловича. После выпуска отца из училища и до окончания в 1988 г. средней школы № 10 жил и учился в г. Североморске Мурманской области. В 1992 г. окончил Киевское ВВМПУ по специальности социальный психолог, педагог.

Палий Андрей Николаевич
Палий Андрей Николаевич

По выпуску лейтенант А.Н. Палий был назначен заместителем командира 4-й роты 2-го полка по воспитательной работе Национальной гвардии Украины в г. Киеве, но уже в марте 1993 г. в связи с отказом принимать украинскую военную присягу убыл на Северный флот. Проходил службу на эсминце «Бесстрашный» 956 проекта психологом, затем заместителем командира РТБЧ по воспитательной работе. Участвовал в формировании экипажа, приёмке корабля от промышленности, ходовых и государственных испытаниях, межфлотском переходе в августе 1994 г. с Балтийского на Северный флот.

В 1996 г. Андрей Николаевич назначен заместителем командира спасательного судна «Георгий Титов» проекта 05361 по воспитательной работе. УПАСР Северного флота. В 1997 г. принял должность заместителя командира электромеханической боевой части по воспитательной работе такр «Пётр Великий» проекта 1144 36-й дрк Приморской флотилии Тихоокеанского флота, переданного в июне 1997 г. в состав 43-й дрк 7-й опэск Северного флота. В составе экипажа такр «Петр Великий» участвовал в приёмке крейсера от промышленности, в ходовых и государственных испытаниях.  В 1998 г. назначен заместителем командира 85-го района наблюдения Беломорской ВМБ по воспитательной работе в г. Северодвинске Архангельской области.

С декабря 1999 г. А.Н. Палий — психолог бпк «Керчь» проекта 1134Б 11-й брплк 30-й днк Черноморского флота. В 2000 г. назначен заместителем командира скр «Пытливый» по воспитательной работе проекта 1135М в том же соединении ЧФ.

Капитан 3 ранга А.Н. Палий с декабря 2001 г. по июль 2004 г. участвовал в боевых действиях в составе Объединенной группировки войск (сил) по проведению контртеррористических операций на территории Северо-Кавказского региона. При этом исполнял должность офицера по воспитательной работе Старопромысловской военной комендатуры г. Грозный, далее находился в распоряжении командира 194-й комендантской тактической группы Группировки войск Минобороны РФ в горной части Чеченской Республики.

В августе 2004 г. Андрей Николаевич вернулся в своё соединение ЧФ на должность заместитель командира РТБЧ по воспитательной работе бпк «Очаков» 1134Б, в мае 2005 г. назначен заместителя командира 11-й брплк 30-й днк ЧФ по воспитательной работе. С осени 2004 г. неоднократно исполнял обязанности заместителя командира похода  по работе с личным составом отрядов кораблей ЧФ в Средиземном море, в том числе в ходе оперативно-стратегических учений «Запад-2009», «Восток-2010», российско-итальянских военно-морских учений «ИОНЕКС-2011». В августе — сентябре 2008 г. участвовал в операции по принуждению Грузии к миру. В апреле — июле 2010 г. возглавлял морально-психологическое обеспечение  межфлотского перехода гркр «Москва» проекта 1164 с Черноморского на Тихоокеанский флот через Индийский и Тихий океаны.

В 2009 г. с отличием окончил Военный университет МО РФ (заочно), получив диплом специалиста в области управления морально – психологическим обеспечением. В июле 2011 г. назначен начальником отдела по работе с личным составом ЧФ. С 2014 г. служил заместителем начальника Черноморского высшего военно-морского ордена Красной Звезды училища имени П.С. Нахимова по работе с личным составом. В 2019 г. капитан 1 ранга А.Н. Палий назначен заместителем командующего Балтийским флотом по военно-политической работе.

 Награждён медалями «Адмирала Ушакова», «300 лет Российскому флоту»,
«За воинскую доблесть» I и II, «За отличие в военной службе» — I, II и III степени, «200 лет Министерству обороны», «Адмирала Кузнецова», «Адмирала Горшкова», нагрудным знаком Командующего СКВО «За службу на Кавказе», Почётной грамотой Верховного Главнокомандующего Вооруженными Силами Российской Федерации, другими юбилейными и общественными наградами.

80-й День ВМФ СССР

28 июля наша страна отмечает День Военно-Морского Флота. В 2019 г. это уже 80-й юбилейный праздник. Событие это всегда яркое, красочное и зрелищное, особенно в городах, где базируются штабы флотов и флотилий ВМФ. Хотя главный праздник военных моряков не получил статус государственного, но прочно вошёл в список самых почитаемых в народе.    

Основателем традиции проведения Дня Военно-Морского Флота в нашей стране стал первый Нарком ВМФ СССР Н.Г. Кузнецов. О том, как возникла идея праздника и как она оформилась, лучше всего рассказал сам Николай Герасимович в изданной в 1971 г. книге своих воспоминаний «Курсом к победе»:

«Впервые мысль о празднике моряков я высказал в 1939 г. во время первомайского парада на Красной площади. Помню, когда шеренги курсантов Ленинградского военно-морского училища имени М.В. Фрунзе, чеканя шаг, проходили перед Мавзолеем, я сказал И.В. Сталину:

— А не мешало бы нам учредить специальный праздник военных моряков.

Сталин взглянул на меня и ничего не ответил. Но через несколько дней мне позвонил А.А. Жданов:

— Есть указание насчёт Дня Военно-Морского Флота. Не теряйте времени и вносите конкретное предложение.

Собрались вчетвером: тогдашний начальник Главного морского штаба Л.М. Галлер, первый заместитель наркома И.С. Исаков, начальник Главного политического управления ВМФ И.В. Рогов и я. С чего начать? Поручили Галлеру набросать проект документа.

Через три дня собрались снова. На столе у меня уже лежал проект доклада. Суть его была такова: в целях пропаганды среди населения идеи строительства сильного морского и океанского флота просим Советское правительство учредить День Военно-Морского Флота. И далее следовал перечень мероприятий, которые мы предлагали приурочить к этому празднику.

— Без споров не обойдётся, — сказал Рогов. — Запаситесь кое-какими материалами.

Покопались в истории русского флота. В дореволюционной России на флоте устраивались разные торжества. Ещё при Петре I зародилась традиция по случаю побед на море или на суше выстраивать корабли на Неве. «Пальбой из всех пушек» отмечались рождение наследника и коронация нового царя. Однако специального морского праздника в России никогда не было.

Вскоре после Великого Октября молодое Советское государство, заинтересованное в боеспособном Военно-Морском Флоте, стало привлекать к нему внимание трудящихся. По специальному решению ЦК РКП (б) с 15 по 22 января 1923 г. в стране проводилась «Неделя Красного Флота». В эти дни состоялись многолюдные митинги и собрания, трудовые субботники, организовывались сборы денежных средств. Мне попался в руки любопытный документ: за «Неделю Красного Флота» комсомольцы Петрограда собрали и передали балтийским морякам около 400 тысяч рублей, свыше 1500 аршин сукна, 1100 пудов мыла, 500 пудов соли, 1750 пар ботинок и 1000 пар белья.

По существу, уже с тех пор, с двадцатых годов, на флотах стали обычаем морские праздники. В Октябрьскую годовщину, в Первомай корабли выстраивались на рейдах, принимали гостей, моряки устраивали шлюпочные гонки, за которыми наблюдали десятки тысяч людей. Местные власти приморских городов организовывали массовые гулянья.

К нашей радости, никаких споров по поводу нового праздника в правительстве не возникло. Решением Совета Народных Комиссаров СССР от 23 июня 1939 г. был учреждён День Военно-Морского Флота. Время проведения праздника нам было предложено определить самим. Мы выбрали конец июля, когда погода наиболее устойчивая. Даже Северный флот в это время может рассчитывать на тёплый день.

К тому же флот в этот период успевает обучить новое пополнение. Таким образом, появляется возможность собраться на парад в полной готовности. Не беда, что праздник нельзя увязать с какой-нибудь знаменательной датой из героического прошлого флота, — сам день станет традиционным, поистине народным торжеством, какими стали все наши общегосударственные праздники.

На очередном докладе в Кремле я доложил, как мы представляем себе празднование Дня Военно-Морского Флота. По нашему мнению, этот день должен отмечаться на всех флотах и флотилиях как смотр достижений моряков в боевой и политической подготовке. Праздник должен сопровождаться парадами кораблей, массовыми гуляньями.

— Собственно, мы думаем целую неделю посвятить активной пропаганде своего праздника для привлечения внимания страны к флоту, — сказал я и тут же почувствовал на себе вопросительные взгляды.

— Вы что, всю неделю собираетесь праздновать? — не без иронии заметил кто-то из присутствующих.

Я разъяснил, что эту неделю мы отводим на подготовку к первому торжеству.

И.В. Сталин, обычно ходивший около стола и только изредка останавливавшийся, чтобы подписать ту или иную бумагу, извлёк из кармана брюк часы на цепочке, посмотрел на них и сказал:

— Думаю, будем считать вопрос решённым. Приступайте к делу: времени у вас на подготовку не так много.

Да, нужно было спешить. Главный морской штаб, быстро отдал все необходимые указания флотам. И.В. Рогов и его подчинённые развернули соответствующую разъяснительную работу среди моряков, обратились за помощью к местным партийным и советским организациям. Привлекли к делу печать и радио.

Первый День Военно-Морского Флота пришёлся на воскресенье 24 июля. За пять минут до подъёма флага на кораблях сыграли «Большой сбор», команды выстроились в парадной форме. Везде она оказалась разной: на юге моряки щеголяли во всем белом, на Балтике — в белых форменках и чёрных брюках, а на Севере из-за холода матросы были в бушлатах.

Праздник повсюду прошёл с большим подъемом. Широко он был отмечен и в Москве. В Зелёном театре Центрального парка культуры и отдыха имени А.М. Горького прошло торжественное собрание представителей трудящихся города и военнослужащих. В Химках, на Москве-реке был устроен водный праздник.

Вместе с военными моряками первый День Военно-Морского Флота праздновали работники судостроительной промышленности, моряки торгового флота и речники. У них было достаточно оснований считать своим делом достижения в строительстве и развитии Военно-Морского Флота. Так вошёл в жизнь страны новый праздник, который ежегодно отмечается всем народом».

Следует отметить, что фактически Николай Герасимович Кузнецов сделал самому себе пожизненный подарок на день рождения: будущий адмирал родился 24 июля (по новому стилю) 1904 г. Так что в первый в истории России профессиональный праздник военных моряков он отмечал своё 35-летие. Примечательно, что предложение о военно-морском празднике он сделал через два дня после своего назначения на должность: народным комиссаром Военно-морского флота флагман флота 2-го ранга (примерно соответствовало званию адмирала) Н.Г. Кузнецов стал 29 апреля 1939 г. И не случайно: по совету более опытных в аппаратных играх коллег по наркомату, его глава воспользовался преимуществами только что назначенного управленца. В другой книге своих мемуаров, «Накануне» (опубликована в 1966 г.), он так описал эту рекомендацию: «Надо использовать «медовые» месяцы… — Галлер погладил свои рыжеватые усы, потом посмотрел на меня и добавил уже совсем неофициально: — В первое время ваши предложения будут рассматривать быстро. И быстро будут принимать по ним решения. Потом станет труднее…».

Совет, как теперь понятно, оказался верным, и Военно-Морской Флот получил свой праздник. В течение четырёх с лишним десятков лет военные моряки ежегодно 24 июля отмечали профессиональный день, а Адмирал Флота Советского Союза Н.Г. Кузнецов — свой день рождения. Он успел сделать это ещё 35 раз — вплоть до своей смерти в 1974 г. А шесть лет спустя, в 1980-м, День ВМФ перенесли с конкретной даты на последнее воскресенье июля — чтобы торжества всегда приходились на выходной день. Судя по всему, одной из причин тому стало то, что — по уже устоявшейся флотской традиции — в профессиональный праздник моряки всё равно чувствовали себя как в выходной, даже если он и приходился на будни. Это решение было закреплено Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 октября 1980 г. № 3018-Х «О праздничных и памятных днях». Пункт седьмой этого указа гласил: «В ознаменование выдающихся заслуг видов и родов войск Вооруженных Сил СССР в Великой Отечественной войне и учитывая выполняемые ими особо важные задачи по охране мирного труда советского народа, а также заслуги работников оборонной промышленности в оснащении Вооружённых Сил СССР боевой техникой, отмечаются: <…> День Военно-Морского Флота СССР — в последнее воскресенье июля». Затем эта дата была подтверждена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 ноября 1988 г. № 9724-XI «О внесении изменений в законодательство СССР о праздничных и памятных днях». В дни Великой Отечественной войны парадов по случаю Дня ВМФ не было, но свой праздник советские моряки старались отмечать новыми боевыми победами.

После развала Советского Союза славную традицию главного военно-морского праздника удалось сохранить. Первоначально дата сохранялась согласно советских документов, а далее была закреплена Указом Президента РФ от 31 мая 2006 г. № 549 «Об установлении профессиональных праздников и памятных дней в Вооружённых силах Российской Федерации». До печальных событий майдана 2014 г. не раз даже удавалось в городе русской морской славы Севастополе проводить совместные парады ВМФ России и ВМС Украины. С 2017 г., Указом Президента России от 27 июля 2017 г., восстановлена традиция проведения в этот день Главного военно-морского парада в г. Санкт-Петербурге. В параде принимают участие моряки Балтийского, Черноморского, Северного, Тихоокеанского флотов и Каспийской флотилии.

В 2017 г. парад по случаю Дня ВМФ впервые был проведён в п. Тартусе, на территории Пункта материально-технического обеспечения ВМФ России в Сирии. В нём приняли участие корабли и суда, входящие в состав Постоянного оперативного соединения ВМФ России на Средиземном море.

28 июля 2019 г. военно-морской парад Российского флота снова увидят жители г. Санкт-Петербурга и многочисленные гости города на Неве.

Ушёл из жизни Агапов Сергей Борисович, выпускник КВВМПУ 1977 года

Сергей Борисович Агапов

13 июля 2019 года на 64-ом году жизни после тяжёлой продолжительной болезни остановилось сердце капитана 2 ранга запаса Агапова Сергея Борисовича, выпускника КВВМПУ 1977 года.

Сергей Борисович Агапов родился 20 ноября 1955 г. в г. Киеве и был младшим ребёнком в семье военного лётчика, участника Великой Отечественной войны Бориса Константиновича Агапова. Для многих выпусков КВВМПУ хорошо знакомо имя его мамы Гензик Ленины Михайловны,  также участника Великой Отечественной войны, начальника лазарета, оставившей яркий след в истории нашего училища.

Сергей с детства профессионально занимался танцами и являлся солистом знаменитого Государственного ансамбля танца Украинской ССР под управлением П.П.Вирского. Поступив в КВВМПУ, он активно участвовал в художественной самодеятельности и не раз представлял свой вуз на конкурсах различного уровня. По выпуску из училища С.Б.Агапов был направлен на Краснознамённый Северный флот, где приобрёл богатый опыт как политотдельской, так и корабельной службы на дизельных подводных лодках 4-й эскадры подводных лодок и субмаринах 1-й и 3-й флотилий подводных атомоходов. Был добрым и отзывчивым, весёлым и жизнерадостным человеком, хорошим товарищем и отличным семьянином,  ответственным и дисциплинированным работником, неплохо рисовал.  Сильно подкосил здоровье Сергея Борисовича безвременный уход из жизни Светланы, его единственной любимой женщины, которой не стало в 45-ть. После увольнения в запас С.Б.Агапов вернулся в г. Киев, работал в ряде коммерческих структур.

Однокашники по седьмому выпуску КВВМПУ глубоко скорбят по безвременной кончине своего товарища и передают глубокие соболезнования родным и близким Сергея Борисовича.